Источник

Знаете, что будет, если завтра вы всей семьей переедете в Лондон? Ваш ребенок пойдет в Seven-oaks, и, какие бы длинные пьесы вы ни разыгрывали перед ним дома на родном языке, он начнет говорить по-русски с ак­центом. Потому что и ценности, и умение работать формирует социум — от вас по большому счету требуется только помес­тить растущий организм в правильную среду. Ну ладно, не только это, но все рав­но важно не ступить на скользкий путь самопожертвования. «Икру — только де­тям» — с этого начинаются грустные истории про одинокое материнство, когда женщина отказывается ради ребенка от МВА, путешествий, личной жизни, вкла­дывает в него все деньги и силы, что у нее есть, а сама не успевает ни восстанавли­ваться, ни развиваться. Сейчас вы забро­саете меня камнями, но все равно лучше в какой-то момент не просто оторвать мла­денца от груди, а, если есть возможность, в начале переходного возраста услать его подальше от домашней идиллии. Тем бо­лее что далеко не все в этой идиллии ему полезно видеть. Вот по телевизору папа бьет себя в грудь и клянется, что ездит на работу на самокате Micro, и у мальчи­ка, которого возят в школу на «порше», в голове происходит Большой взрыв.

Многие мои друзья отправляют детей в интернат за границу. Я и сам в свое вре­мя определил сына в Royal Russel School — мой снобистский аргумент заключался в том, что в московской школе его будут учить те, кого больше никуда не взяли. Лидером можно стать только рядом с ли­дером, мастером — рядом с мастером. До­машнее обучение как вариант вообще не рассматривалось, от него вреда гораздо больше, чем пользы. В конкурентной среде личности развиваются лучше. И нормаль­но проходят все этапы взросления: любовь, алкоголь, секс, наркотики. Если среда здо­ровая — выработается иммунитет, и в по­следний год они как ненормальные зася­дут за учебники и поступят в хорошие уни­верситеты. А если среда так себе, забирай­те оттуда ребенка немедленно. Не бойтесь школьных пороков — все Тони Блэры через это прошли, вовремя привились и вышли здоровыми полноценными людьми. Со­циальный иммунитет должен развиваться в группе, а если вы накроете малыша сво­ими пушистыми крыльями и не пустите к ровесникам, потому что там можно под­хватить грипп, в будущем для него, взрос­лого, эта ерунда окажется смертельно опасной. Швейцарские школы добрее, свободнее, демократичнее, но я за англи­чан — у них все по-спартански и жестко структурировано. Холодно, голодно, зато конкурентная среда — роскошная. Мой сын был вице-президентом школы, и, ка­жется, при поступлении в университет его умение быть лидером оценили выше, чем результаты тестов.

Каждой матери тоже придется сдавать трудный экзамен. Когда ребенку испол­нится восемнадцать, она попробует ему что-то сказать, а он вполне может огрыз­нуться: «Замолчи, ты уже все сказала! Как ты можешь учить меня быть счастли­вым, если сама ничего не добилась?!» Его жизнь уже там, в социуме, вдали от роди­тельского холодильника, и с этого момен­та он начнет стремительно отдаляться от мамы. Если такого разговора не случится, значит, она экзамен выдержала. Кроме детского питания и правильных одноклас­сников единственное, что вы можете дать ребенку, — своим примером научить его счастью, и дома, и в профессиональной жизни. Так что занимайтесь собой! Вы все делаете правильно, если несовершеннолет­ний клянется получить пятерку, вымыть посуду, засадить всю дачу рододендрона­ми, только, мама, возьми меня с собой — ты так интересно живешь! Согласитесь, это гораздо симпатичнее, чем гениальный монолог Жванецкого: мол, сынок, я не по­лучил премию в Каннах, и сейчас передам тебе свой опыт. Тем более что любого ро­да партнеры (родители-дети, жена-муж, друзья) ценны друг для друга, только если каждый ценен сам по себе. Природа хочет, чтобы мы были счастли­вы, — если бы у нее были другие цели, она бы по-другому нас оформила. Идеально, когда своим счастьем есть возможность поделиться, но чем ты будешь делиться, если у самой ничего нет? Кто сознательно лишает себя удовольствия, тот не живет. Получается, «я не живу и своего ребенка тоже жить не научу». Это какая-то непра­вильная модель!

Но можно же и по-другому. Как Сергей Кузьмин, которому хватает времени и на то, чтобы управлять активами форбса Александра Абрамова, и на спонсорство правильной детской истории «Маша и Медведь», и на радости жизни. Они с Леной живут весело, занимаются спортом — и дети у них очень правильно развиваются, совсем не в ущерб родителям.